urna
Аналіз, Капіталізм у Беларусі, Навіны

НА РАСПУТЬЕ. Часть 1

0 479

Встреча «нормандской четверки» в Минске, миротворческие усилия Александра Лукашенко по прекращению войны на Украине и новый виток кризиса – так выглядит краткий список тем захвативших страницы интернет-сайтов и кухонные дискуссии. Но самый главный вопрос среди интересующихся политикой: «Будет ли в Беларуси свой Майдан?». И это неспроста. В начале октября должны состояться выборы президента, что обычно означает выход оппозиции и всех недовольных на Площадь в центре столицы.

Украинские события сильно повлияли на белорусов. Опыт «цветных революций» начала нулевых многим казался привлекательным, а романтика борьбы воспламеняла сердца интернет-воинов. Сейчас пришло время переоценки и многие задумались об эффективности подобных средств.

БЕЛОРУССКОЕ ЧУДО

Беларусь — молодое постсоветское государство, с население чуть больше 9 миллионов человек, одно из самых урбанизированных Восточной Европе. В составе Советского Союза БССР претерпевало несколько территориальных изменений, а нынешние границы установились лишь после Второй Мировой войны.

В отличии от соседей, у которых приватизация государственного имущества являлась идее фикс, в Беларуси, после обретения в 1991-м независимости, никто не торопился прибегать к подобным рецептам.
«Лихие девяностые» ознаменовались поражением радикальных либералов, победой Лукашенко на президентских выборах и изменением конституции. К нулевым страна окончательно определилась с вектором развития – курс был взят на построение государственно-капиталистической модели. Эта модель претерпевает изменения и постоянно сталкивается с финансовыми трудностями, а высокая инфляция является неотъемлемой ее частью и по сей день. Но системообразующие предприятия, за рядом исключений, остались в собственности государства. Поэтому, многие, в особенности радикальные «рыночники», и сегодня представляют страну, как некую БССР 2.0.

Более половины товаров произведенных в стране экспортируется. «На долю 5 стран приходилось в среднем 73,1%, белорусского экспорта, а на 20 стран — 91,3%, что свидетельствует о высокой степени зависимости экспорта Беларуси не просто от конъюнктуры мирового рынка, но и от состояния экономики стран — основных партнеров республики. К примеру, около 85% экспорта сельскохозяйственной продукции, оборудования и транспортных средств, товаров легкой промышленности сконцентрировано на России. Эта зависимость усугубляется тем, что основой белорусской внешней торговли с зарубежными странами традиционно являются нефтепродукты, производимые из российской нефти».

ТОП-10 торговых партнеров страны: Россия, Украина, Германия, Китай, Нидерланды, Польша, Великобритания, Италия, Литва, Казахстан. Совокупный экспорт колеблется в районе 50%-80% от ВВП[13]. Более двух третей экспорта в страны Европейского Союза составляют продукты нефтепереработки и промышленные товары.

sh1

Рост цен на нефть, начавшийся в начале нулевых, подстегнул рост оборотов во внешней торговле. С 17 млрд. долларов в 2002 году торговый оборот вырос до 92 млрд. в 2012, но вслед за ценами на нефть изменил тренд и опустился до 77млрд. в 2014 году. Правда высокие цены на нефть и возможность подзаработать на ее переработке с последующей перепродажей на Украину и в страны Европейского Союза, особенно последние годы, не спасает страну от хронически отрицательного сальдо торгового баланса.

sh2

С 2005 года есть устойчивая тенденция нехватки валюты и в среднесрочной перспективе нет поводов для оптимизма. Отрицательное сальдо складывается прежде всего за счет торговли товарами, которых страна продает меньше, чем покупает. Частично это связано с утерей конкурентоспособности на российском рынке по целому ряду позиций. В 2013-м году из-за снижения экспорта одних только нефтепродуктов потери оцениваются в $4,3 млрд. В 2014-м году по одним только промышленным товарам экспорт упал почти на $2 млрд. Подобные зигзаги торговли уже наблюдались, когда страна погружалась в финансово-экономический кризис в 2008-2010-х гг.

Беларусь нуждается в валюте, а получить ее можно либо в виде прямых инвестиций, либо внешних займов. В период с 2002 года инвестиции в страну составили около $100 млрд. В географическом разрезе значительная доля притока прямых инвестиций приходится на Россию (52,5 процента от общего объема инвестиций по итогам 2013 г.), Великобритании (25.3 процента), Кипра (6,8 процента), Австрии (2,2 процента) и др. В период с 2005-го года по октябрь 2014-го внешний долг вырос до $40,5 млрд., что составляет более половины годового ВВП за 2014-й год[18]. Подобное положение дел не является критичным, такова структура современной экономической глупости — все перед всеми в долгу. Но страдают от этого в первую очередь трудящиеся.

Экспресс-сравнение и перспективы

Белорусская экономика структурно не похожа на украинскую. При сравнении экспортных потоков видно их различие.
Основной экспорт Украины в Европейский Союз составляют продукты металлургии, химической промышленности, машиностроения и сельского хозяйства. Не беря в расчет энергетику, большинство сырья производится внутри страны (касательно энергетики, у Украины есть и своя АЭС).

В структуре же белорусского экспорта в европейские страны ведущее место занимают продукты так или иначе связанные с реэкспортом и переработкой импортного сырья в новый продукт. В основном это нефтепродукты и промышленные товары (в первую очередь вторичный сырец, а не конечная продукция). Источником сырья для белорусских предприятий традиционно является Россия, так как внутренними ресурсами, в отличии от Украины, страна практически не обладает (за исключением калийных удобрений и небольшого количества добываемой нефти – доход от экспорта полезных ископаемых составил в 2014-м году около $3,8 млрд. или около 9% всего экспорта). После же более половины возвращаются продукцией в Россию и лишь около трети продается в страны ЕС.

Так же стоит учитывать важный фактор — собственность. Доля продукции произведенной в Беларуси на государственных или контролируемых государствам предприятиях около 70%. Этот фактор существенно влияет на возможность противостояния олигархических групп в случае конфликта интересов.
При этом, сложно игнорировать тот факт, что белорусская экономика нуждается в модернизации. Прежде всего в увеличении производительности труда. Даже в рамках создаваемого союза ЕАЭС, белорусская промышленность сталкивается с высокой конкуренцией по аналогичным позициям китайских производителей, очень активно осваивающих рынки России, ЕАЭС и СНГ в целом. Неспроста который год падает уровень продаж бытовой техники и продуктов машиностроения, в том числе и сельскохозяйственного.

ФАКТОРЫ НАПРЯЖЕННОСТИ

Есть три причины, которые могут привести страну к чему-то вроде Майдана, а именно: сама власть, внешние и внутренние противоречия.
На протяжении многих лет власть постоянно твердит о своей социальной ориентации. Отчасти это правда, но объемы и формы социальных обязательств государства из года в год понимаются белорусскими властями все больше не в пользу нуждающихся.

Социальные противоречия

Итогом последних десятилетий политической жизни является полное уничтожение рабочего движения, которое было начато еще задолго до 94-го года и умело продолжено действующей властью. Благодаря реформе трудовых отношений 1999-го года, человек труда практически лишился какой-либо возможности для борьбы с работодателем. Сегодня можно констатировать факт полнейшей разобщенности и классовой дезориентации наемных работников.

Федерация Профсоюзов Беларуси, ставшая в начале нулевых придатком сформированной Лукашенко вертикали власти, выполняет функции позднесоветского чудовища ВЦСПС. И это не защита трудовых прав, а скорее распределение путевок в санатории да втихую заключаемые с государством и капиталистами Генеральное соглашение.

Остатки независимых профессиональных объединений существуют на ряде государственных предприятий. Это формирует их борьбу не просто как классическую борьбу по формуле «труд vs. капитал», а как борьбу «труд vs. государство», что отражается вдобавок в высокой политизированности и оппозиционности к режиму, в том числе мечтаниями о «правильном хозяине» и «правильном рынке», где будут «правильные профсоюзы».

Показателен случай с активистами профсоюза на РУПП «Гранит», когда ячейка в 600 человек попыталась уйти из прогнившей ФПБ и не нашла ничего лучше, чем искать помощи у независимых профсоюзов. Власть расценила это как предательство и начала бороться с «пятой колонной». Попытка создания независимой профоргнизации привела к репрессиям и увольнениям. Власть не идет на разговор с независимыми коллективами и чаще всего старается их задавить административными методами.

Это проблема для неорганизованного класса трудящихся. Но никак не политических планов власти, которые стремятся довести участие частного сектора до половины ВВП к 2020-му году, с уже подготовленной правовой базой сдерживания трудящихся «в стойле».

Верхи общества не сидели без дела, и все эти годы в стране укреплялся частный сектор. Близкий к власти и завязанный на экспортно-импортные операции. В стране около 20 тысяч граждан владеющих капиталами от миллиона долларов, и один сбежавший миллиардер — Владимир Пефтиев, сколотивший состояние на экспорте оружия. Белорусские «деловые круги» имеют собственное виденье ситуации и временами не стесняются изображать фронду.

В стране существует и сплоченные в союзы мелкие торговцы. Они в течении всей истории правления Лукашенко с периодическими победами и поражениями ведут экономическую борьбу. Инструментарий для достижения своих целей частники используют стандартный — забастовка на рынке, акции протеста. Не всегда, но часто давление на власть имело успех и чиновники шли на уступки. Сейчас идет новый виток борьбы торговцев с властью по вопросу сертификации товаров (по новым нормам ЕАЭС), в том числе с использованием забастовок.

Все эти противоречия будут усиливать недоверие к власти со стороны самых разных слоев общества, а усугубляющийся экономический кризис вполне может создать базу для потенциальных массовых протестов.

Политические проблемы

Сам Лукашенко проводимой в стране политикой отстранил общество от возможности влиять на формирование институтов власти. Институт политических партий в стране находится в полумертвом состоянии.

Единственными оппонентами власти все последние годы стала националистически настроенная либеральная оппозиция, смотрящая голодными глазами в западном направлении с соответствующей политической и экономической повесткой. Она очарована Майданом. Восхваляемый ими механизм буржуазных выборов не работает при Лукашенко, а все до чего додумываются либеральные умы — отставка президента и правительства под давлением улицы — по сути переворот.

Немногие «системные» партии (например Коммунистическая Партия Беларуси), действующие в рамках существующей вертикали власти также не добились успехов. Итогом их деятельности стало положение ничуть не лучшее, чем у оппозиционных партий. Электоральных достижение нет, возможности влиять на власть нет, даже мало мальски серьезной внутрисистемной критики — нет. А в случае КПБ — нет и давления на власть слева и попыток отстоять права трудящихся.

Левая внесистемная оппозиция, как самостоятельная сила также отсутствует. Она либо является частью режима, утонув в апологетике проводимой властью политики либо следует в хвосте либеральной оппозиции с мечтами о правильном рынке, правильной буржуазной демократии и тому подобных утопиях.

Демократизация системы выборов с перспективой вовлечения широких масс, а значит сменой парадигмы с контроля за обществом на общественный контроль — пугающая перспектива для любого чиновников.

Однако, и демократизация в данных условиях несет в себе неприятную ловушку. Как уже говорилось, чуть ли не единственной прослойкой общества, имеющей работоспособные организации и СМИ, является мелкая и средняя буржуазия. Массовое вовлечение новых, критически настроенных буржуа в политику серьезно пошатнет положение сформировавшегося бюрократического аппарата, однако и идея неолиберальных реформ приобретет новый импульс.

Внешние факторы

Фактор давления на белорусское государство со стороны империалистических соседей тоже не стоит упускать из виду. Беларусь, если говорить языком геополитики, находится в сфере экономических, политических и военных интересов Российской Федерации. Для капиталистов из России, белорусские промышленные предприятия являются лакомым кусочком, который они желают иметь под своим контролем. Российский капитал уже не первый год давит на Минск в вопросах приватизации крупной промышленности. Которая в основном работает на рынок РФ и СНГ, имеет свои ниши на рынке с собственными сетями сбыта и обслуживания. Нежелание властей расставаться с «фамильным серебром» портит отношения с частью российской элиты, в том числе с либеральным блоком правительства РФ.
В то время как для западных ТНК эти же предприятия выступают в роли конкурентов, да и военно-политические интересы западных стран в Беларуси определенно присутствуют.

Гражданская война на Украине пугает белорусские власти и лично Лукашенко, которому приходится теперь еще больше лавировать между Западом и Востоком. Экономическое положение страны, и обостряющиеся социальные проблемы из-за уменьшения объемов внешних рынков, не дают возможности к радикальным переменам внешней политики без серьезных экономических потрясений. Да и места этим переменам нет, за все годы попыток диверсификации внешней торговли — одна сплошная неудача – внешние рынки завоевать в империалистическую эпоху не так просто, а уникальных товаров страна производит мало, да и бедна на ресурсы.

Продолжение следует

Александр Иванов

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


семь × 1 =

Каталог TUT.BY