Pablo+Iglesias+Spain
Cацыялістычны рух, З іншых крыніц

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ДВУХПАРТИЙНОЙ ИСПАНИИ

0 470

Казалось бы, что может быть более заурядным событием, чем выборы в органы местного самоуправления? Однако в случае Испании это не совсем точное утверждение. Голосование, которое состоялось в минувшее воскресенье в большинстве испанских провинций, сами иберийцы склонны называть историческим. Дело в том, что впервые за 35 лет Испания отошла от традиционной двухпартийной модели постфранкистского периода, когда основное соревнование происходило между консерваторами из Народной партии (НП) и эсдеками из Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП). И едва ли не самым ожидаемым для многих событием стало официальное вхождение в представительную политику новой левой силы Podemos и ее ближайших союзников.

С самого утра на избирательных участках Мадрида выстроились длиннющие очереди в форме зигзагов. Местные говорят, такое на их памяти происходит впервые за десятилетия. В тот день явка по стране составила 64,77%, и еще до объявления экзит-полов давала основания для оптимизма «молодым» партиям. Это означает, что на участке направился протестный электорат, в частности, левый — то есть те люди, которые на протяжении всех предыдущих лет отсиживались дома, бойкотируя безальтернативные выборы.

Когда над Испанией протянулась ночь, сторонники оппозиционных партий вышли на площади, чтобы в прямом эфире наблюдать объявление результатов. Что в конечном итоге произошло? Правящая Народная партия вновь праздновала победу в большинстве регионов … но с худшим для себя с 1991 года результатом. По сравнению с предыдущими выборами, две ключевые партии, ЧП и ИСРП, вместе потеряли 3,3 миллиона голосов.

Победа в абсолютных показателях может оказаться Пирровой для ключевых партий.

Левые прошли и завоевали несколько стратегических высот. Основным их успехом можно назвать фактическую победу в двух испанских столицах — Мадриде и Барселоне. Результат Podemos и их союзников вряд ли можно назвать блестящим, и его явно недостаточно для взятия власти «наскоком», на что до сих пор рассчитывает руководство партии. Однако тех испанцев, которые стремятся во что бы то ни стало увидеть изменения, это отнюдь не разочаровывает — они полны оптимизма. Пусть достаточно наивного, но оптимизма.

Зарождение интриги

Не будет преувеличением сказать, что ажиотаж и интрига вокруг выборов является прежде всего заслугой Podemos. Возраст этой партии — менее одного года. Основанная как политическое крыло движения 15 марта («Индигнадос»), она поставила себе целью отстранить от власти старые элиты и, получив власть, сойти с пути политики «жестких урезаний». Такие цели — откровенно реформистские, но этого никто не скрывает от самого начала.

Само название партии Podemos в переводе с испанского означает «можем». Еще буквальнее: «можем победить на выборах и радикально изменить страну». Причем партийное руководство делало (и делает) ставку на то, чтобы завоевать власть максимально быстро, почти блицкригом.

Задачей максимум, которую ставит перед собой Podemos, — повторить политический успех греков из СИРИЗА, который служит одновременно и примером для подражания, и источником вдохновения для их поклонников. Собственно, региональные выборы были также очередной попыткой партии доказать, что она оправдает свое название. «Можем» или все же «не можем»?

Первым испытанием для Podemos стали прошлогодние выборы в Европарламент. Накануне голосования социологи даже не всегда включали партию в свои опросы, однако ей удалось набрать 8% голосов и получить 5 мест в парламенте Евросоюза.

Согласно опросам социологического центра «Simple Lógica», уже накануне Рождества Podemos стали самой популярной партией королевства и вышли на первое место по рейтингу 31,1%. Показательно, что за рождественским столом испанцы живо дискутировали прежде всего по двум темам: перспектив Podemos и истории «Маленького Николаса» — студента, которому по поддельным документам удавалось в течение длительного времени выдавать себя за важных государственных лиц.

Динамика электоральных рейтингов ведущих политсил в Испании с конца 2011 до начала 2015.

Высокая популярность партии давала основания для довольно смелых и самоуверенных заявлений. Так, например, лидер Podemos Пабло Иглесиас мог без тени сомнения говорить: «Бедность и кризис ведет к фашизму, и Ангеле Меркель следует хорошо подумать, с кем ей лучше договариваться о дальнейшей политике — с Марин Ле Пен или со мной».

Чем брали Podemos?

Прежде всего, это смесь леворадикальной протестной риторики, значительная доля популизма «за все хорошее» и сокрушительная критика ведущих партий с обвинением в коррупции. И, конечно, молнии в адрес так называемой «Тройки» — МВФ, Еврокомиссии и Европейского Центробанка.

Критики «слева» неоднократно упрекали Podemos в «технологичности», но при этом успех их медиа-стратегии признавали все. Следует сказать, что в испанской политике значительную роль все еще играет телевидение, и партия не могла этого не учитывать. Первые лица движения регулярно появлялись на популярных ток-шоу, демонстрируя незаурядную ловкость в риторике и эристике. Помогла и предыдущая слава самого Пабло Иглесиаса как телеведущего, а также собственный партийный контент во всех возможных «новых медиа».

Что касается социальной базы партии, то ее прежде составили обнищавшие за время кризиса массы трудящихся и молодежь. Сейчас уровень безработицы в Испании достигает 23,7%, поэтому на этом фоне дальнейшие неолиберальные преобразования для многих справедливо представляются откровенным издевательством.

Расчет Podemos одновременно исходил из того, что традиционного левого крыла общества для победы будет недостаточно, поэтому для реализации стратегии необходимо поотбирать голоса у всех без исключения партий центра. Podemos действительно пытались понравиться, причем максимально широкому кругу избирателей.

Выступление генерального секретаря Podemos Пабло Иглесиаса.

«Безусловно, я сам считаю себя левым, но мы не собираемся играть в игру «левого» и «правого» центра, где победителем всегда выходят банки», — постоянно подчеркивает Иглесиас. Podemos сознательно отказались от традиционной социалистической эстетики, выбрав своим партийным цветом не красный, а фиолетовый, что ассоциируется здесь прежде всего с фиолетовой полосой на флаге Республики — символом прогресса и сопротивления реакции.

Даже на традиционный для всех левых сил Первомай Podemos решили не ходить, чтобы не вызвать «стереотипных» ассоциаций в отношении себя. Зато партия обильно использует квази-анархистскую риторику вроде «Прямое участие — новый способ делать политику».

Весенние трудности

Однако уже весной рейтинг молодой партии устремился вниз. Первым звоночком стали местные выборы в Андалусии — бедном (34% безработных) и в то же время наиболее «левом» регионе Испании. В течение трех последних десятилетий этой провинцией руководили социалисты, и конкуренция со стороны Podemos изрядно обеспокоила местное партийное руководство.

Страхи социалистов оказались напрасными, ведь и на этот раз они одержали уверенную победу с 47 депутатскими мандатами. Народная партия получила 33 места (по сравнению с 50 депутатами предыдущего созыва), тогда как Podemos довольствовались лишь третьим местом со скромным результатом в 15 депутатских кресел.

Масла в огонь весной подлила и информационная кампания, развернутая против Podemos консервативной прессой. Например, за несколько дней до последних выборов газета «El Mundo» вышла с заголовком «Заключенные террористы ЭТА пожелали Podemos сформировать правительство». Этот пример скорее комический, ведь сегодня испанцы гораздо больше боятся углубления кризиса, чем призрака баскского терроризма, однако подобные медиа-провокации сопровождали партию в течение всех последних месяцев.

К тому же неприятным моментом для партии стал скандал с одним из ее публичных активистов, который, как стало известно прессе, декларировал часть доходов через свою семью. Таким образом, репутация Podemos как антикоррупционной партии хоть и не сильно, но все же пошатнулась.

На фоне общих трудностей обострилась и внутрипартийная борьба. В своей политической структуре Podemos имеет три крыла: марксисты (организации «Антикапиталистическая левая»), еврокоммунисты (во главе с Пабло Иглесиасом) и популисты. К примеру, по инициативе популистов накануне выборов из партийной программы были изъяты наиболее «противоречивые» пункты, которые могли оттолкнуть потенциальных избирателей. И если до последнего времени конкуренция шла преимущественно между радикалами и центром, то с недавних пор разрослось соперничество между всеми тремя фракциями.

В любом случае, перед решающими местными выборами звание лидера общественных симпатий Podemos потеряли. По крайней мере, в рейтинговых показателях.

Правый клон

Откусить кусок пирога старой двухпартийной системы во время перемен решили не только левые. Еще одним новичком электоральной политики здесь стала партия Ciudadanos («Граждане»). Основанная в 2005 году, эта правопопулистская партия базировалась преимущественно в Каталонии. Нынешние выборы стали для нее площадкой для выхода на общенациональный уровень, где «Граждане» пытались переманить на свою сторону электорат Народной партии и даже часть левых.

Путь «Граждан» от локальной партии к национальной, надо сказать, не слишком типичный. В Испании, в силу исторических и национальных особенностей, в целом ряде провинций популярностью пользуются именно региональные партии. Так, например, на этих выборах на Канарских островах победу праздновала Канарская коалиция, а в Наварре — «Союз Народов Наварры». Не говоря уже о регионах компактного проживания малых народов — Каталонию, Страну Басков, Галисию, где палитра местных партий насчитывает десятки наименований. Но ни одна из этих политических сил не пытается осуществлять электоральную экспансию за пределы своих провинций.

Почему же каталонские «Граждане» решили расширить свое влияние? Местные левые единогласно утверждают: Ciudadanos — это политтехнологический проект против Podemos, искусственно выращенный правый брат-близнец.

Бурный рост Ciudadanos начался лишь за три месяца до местных выборов. Они нашли финансовую поддержку у части олигархии, а интерес к партии подогревался комплиментарными статьями в мейнстримной прессе и «рисованными» рейтингами. И, что самое важное, — «Граждане» пытались один в один копировать риторику Podemos. «Против коррупции, против жесткой экономии, против старых партий, за участие граждан», — вот ключевые тезисы партии, которые максимально точно повторяли лозунги левых конкурентов.

Неожиданно для себя Podemos получили в соперники молодую правую партию.

Появление такого игрока заставила руководство Podemos пересмотреть свою стратегию. В частности, под давлением марксистского крыла партии руководство было вынуждено хоть немного четче идентифицировать свою политическую окраску и значительно расширить перечень требований, чаще прибегая к экономической конкретике.

Повлияло это и на выбор стратегии участия в муниципальных выборах. Вместо агрессивного продвижения бренда Podemos, чем часто грешили партийные популисты и еврокоммунисты, было решено сделать ставку на создание коалиций с локальными социальными движениями, которые имеют собственный опыт борьбы и уже завоевали авторитет среди населения.

Таким образом, в одном из городов, где проходило голосование, Podemos не предъявляли собственного списка, продвигая своих кандидатов в списках союзных левых движений. Согласно договоренностям, под собственными знаменами партия пошла только на выборы в региональные представительные органы.

Барселона и Мадрид

Образовав коалицию с местными движениями, наиболее тщеславные руководители Podemos придержали собственные амбиции. Марксистское же крыло партии таким ходом событий было довольно, ведь это, по их расчету, в перспективе даст возможность укорениться в местных общинах, создать эдакий «народный фронт».

Кроме того, своим приоритетом на муниципальных выборах партия определила победу в важнейших для себя локациях, где сконцентрирована ее социальная база — в индустриальных регионах и крупных городах. В частности, ключевыми точками для левых стали две испанские столицы — Мадрид и Барселона.

Так, например, в столице Каталонии, где в течение последних лет существуют мощные центробежные тенденции и сильны местные сепаратистские партии, от левых на выборы шло движение «Barcelona en Comu», что длительное время боролось за права граждан, которые не смогли справиться с ипотечными кредитами. Результатом здесь стала их безоговорочная победа, а лидер движения — известная активистка Ада Колау — отныне станет мэром каталонского мегаполиса.

Новый мэр Барселоны Ада Колау не раз бывала в объятиях полиции.

«Нужно сказать самое важное: вы стали свидетелями победы Давида над Голиафом. Это означает, что в течение нескольких месяцев Барселона и ее Мэрия окажутся во власти народа», — с присущей испанским политикам экспрессией заявила Колау после объявления результатов.

Мадрид оказался более сложной точкой для левых, ведь столица королевства долгое время «славилась» своими консервативными настроениями. Что и говорить, последние четверть века здесь безраздельно правила Народная партия. Но обострение общественных противоречий на этот раз дало шанс нарушить предварительную правую гегемонию. На муниципальных выборах левых здесь представляла коалиция социальных движений «Ahora Madrid». Ее лицом стала также женщина — судья Мануэла Кармена, известная в народе своей неподкупностью.

Отвлекшись на мгновение, следует отметить, что неподкупность судьи — это действительно важный для местных избирателей показатель, ведь коррумпированный чиновник для Испании, и для Мадрида в частности, — не исключение из правил, но скорее печальное правило. Самым распространенным видом коррупции в столице являются «откаты» на рынке земли и недвижимости. Суммы «откатов» достигают нескольких миллионов евро, порой они идут непосредственно в карман чиновников, иногда — в предвыборный бюджет партий.

Так, например, именно на теме коррупции своих членов потерпела крах другая социалистическая сила — «Объединенные левые» (основанная на силах Компартии). Спасать имидж партии решил известный коммунистический поэт Луис Гарсия Монтеро, который согласился возглавить ее список в тяжелые времена. Однако даже авторитет писателя не помог «Объединенным левым» получить хоть немного голосов в Мадриде.

Мануэла Кармена.

«Ahora Madrid», по итогам голосования, заняла второе место — им не хватило всего двух мандатов, чтобы обойти Народную Партию. Однако в случае создания коалиции с ИСРП, Мануэла Кармена имеет все шансы получить кресло мэра.

«Сейчас совершенно очевидно, что большинство народа голосует за изменения, люди хотят перемен». — Цитирует Euronews слова Кармен.

Цыплят по осени считают

Муниципальные и региональные выборы, несмотря на невиданный ажиотаж, все же являются репетицией перед кульминационным моментом — парламентскими выборами. Как оценивают свои нынешние достижения Podemos и союзники? По разному.

Тем из партийцев, кто ориентировался на медийные рейтинги, трудно притворяться триумфаторами. Выборы доказали: называть Podemos «самой популярной партией страны» — слишком самонадеянное преувеличение. Здесь возникает серьезный вопрос для партийного руководства, оправданной ли была выбрана ими тактика «блицкрига», ведь с такими результатами (8-20% в зависимости от провинции) молниеносной победы не видать.

Марксистское крыло движения на скорую победу не рассчитывает и потому более реалистично оценивает итоги голосования. Для них сейчас появились стартовые площадки, где нужно продолжать работать и углублять сотрудничество с низовыми движениями. «Антикапиталисты» не скрывают: далее последует длинная и ожесточенная борьба, в том числе и внутри партии. «СИРИЗА также начинала с 3%, и им понадобился не один год, чтобы победить», — говорят они.

Пусть двухпартийная система и пошатнулась, списывать со счетов старые партии НП и ИСРП нет никаких оснований. Особенно это касается социалистов, которым из-за смены первых лиц партии удалось провести успешный ребрендинг.

Кроме того, возможно самым существенным остается вопрос: что смогут предложить Podemos испанцам? Ведь на общих популистских обещаниях «кардинальных изменений к лучшему» сделать реальные радикальные изменения еще никому не удавалось. Особенно имея страх «не понравиться» или «отпугнуть» сторонников из центра.

Тем не менее, в ночь после выборов Мадрид пел и танцевал. Люди обнимались на улицах и поздравляли друг друга. В ту ночь Мадрид выглядел пьяным больше, чем обычно. Людям хотелось поверить в чудо и хоть ненадолго забыть о том, что чудес не бывает.

Андрей Мовчан для журнала Спільне

Перевод Тanya Czy

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


6 × пять =

Каталог TUT.BY