bibl
Избранное, Капіталізм у Беларусі, Тэксты

Учиться, учиться и еще раз учиться…

3 482

С начала учебного года начал действовать Кодекс об образовании, принятый еще зимой 2011-го, и сразу же вызвавший волну интереса у всех, кто имеет отношение к этой сфере. Что же заставило законодателей положить глаз на образование? Для этого есть множество причин, среди которых и демографические показатели, и проблемы экономического характера.

Общемировым трендом последних двух десятилетий, является коммерциализация образования. Волны студенческих протестов в Германии, в Великобритании, Украине были спровоцированы изменениями в образовательном законодательстве, направленными на коммерциализацию. Именно высшее образование переводится на рыночные рельсы в первую очередь, в силу отсутствия конституционного права на бесплатное высшее образование, подобно праву на общее среднее. Не отстает в этом отношении и Беларусь.

 «Массовое высшее образование». Контингент платников

Как же обстоят дела с коммерциализацией высшего образования в Беларуси? От чиновников мы слышим заявления о переходе к «массовому высшему образованию» и цифру 445 студентов на 10.000 населения. Очевидно, что не все из 442 890 студентов белорусских вузов в 2010/2011 учебном году, получали образование за счет государства. Часть из них поспособствовала выполнению Программы развития платных образовательных услуг на 2006-2010 годы, согласно которой «основная доля платных образовательных услуг приходится на высшие учебные заведения».

Если мы посмотрим на динамику роста количества студентов за последние 15 лет, то увидим, что за словами о «массовости» высшего образования стоят цифры роста количества именно студентов, получающих образование за плату.

На графике, отображено, сколько студентов в каждом году было принято в высшие учебные заведения (государственные и частные) и сколько среди них обучаются за счет бюджета. Мы видим, что контрольные цифры приёма на бюджетные места в 2010 не сильно увеличились по сравнению с 1996, в то время как общее количество принятых студентов возросло в два раза.

В целом же, соотношение платных мест в частных и государственных вузах выглядит следующим образом (см. график 2).

Быть может, рост произошёл за счет гипертрофированного набора на заочное отделение в частных вузах, как о том говорят чиновники Министерства образования? Статистика показывает, что хотя по доле студентов-заочников от общего числа учащихся впереди частные ВУЗы, но подавляющее большинство платных мест на заочных отделениях в республике обеспечивают государственные учебные заведения (см. график 3).

 

Существенное увеличение общего количества студентов произошедшее за счет студентов-заочников, мы можем наблюдать на графике 4:

Платить за получение высшего образования решили 48% студентов, поступивших в 2010 году на дневное отделение государственных вузов и 80% поступивших на заочное — всего более 87 000 абитуриентов.

 Пределы роста

На графиках мы видим рост количества поступивших, и если сравнить студентов поступивших на первый курс с количеством школьников, окончивших 11 классов, то получится картина массового высшего образования — последние два года в вузы поступало больше людей, чем окончило 11 класс:


На линии графика, отображающего количество поступивших в вузы студентов, мы можем увидеть тенденции, объяснение которых даст ключ к пониманию того, что позволяет увеличивать количество студентов.

Нужно обратить внимание на резкое увеличение количества студентов в 2004 году, и столь же резкое уменьшение в 2006 и 2008 гг. Объяснить скачок в 2004 г. можно тем, что тогда впервые наравне с устными экзаменами в качестве вступительного испытания было введено ЦТ. Абитуриенты, ранее сталкивающиеся с препятствием в виде коррупции на устных экзаменах, были более уверены при подаче документов, имея на руках сертификат с официально зафиксированным баллом по тестированию.

 

Вот как этот факт прокомментировал директор «Республиканского института контроля знаний» Н.С. Феськов: «Между тем, средний балл по итогам централизованного тестирования в 2004 году был несколько выше, чем в последующие годы. Это объясняется тем, что абитуриенты 2004 года имели право выбора формы вступительных экзаменов — централизованное тестирование или экзамен в вузе. Как правило, в тестировании участвовали более подготовленные и уверенные в положительном результате абитуриенты. Поэтому средний тестовый балл был несколько выше. С 2006 года правилами не предусмотрена альтернатива выбора абитуриентом формы испытаний. Более того, расширился список участников тестирования: кроме дневной формы обучения, абитуриенты заочной и вечерней тоже обязаны были проходить испытание через тесты».

В то же время, ЦТ повлияло и на уменьшение количества студентов в 2006 году — тогда оно стало единственной обязательной формой вступительных испытаний — и причиной уменьшения количества студентов, поступивших на заочное отделение. Для последних, вероятно, оказалось сложнее преодолеть минимальный рубеж в 15 баллов по тестированию, чем сдать экзамены в вузе на проходную «тройку»:

 

Уменьшение же количества поступивших в 2008 году по сравнению с 2007 объясняется тем, что в начале вступительной кампании максимально низкий проходной балл составил 20 баллов (в отличие от прошлогодних 15). Но результаты тестирования по русскому языку показали, что 37% абитуриентов набрали меньше 20 баллов. Видимо, несмотря на то, что нижняя планка была впоследствии пересмотрена, часть студентов не сумела перестроиться в соответствии с новым условием и сдать два последующих экзамена. В 2011 году поступить в вуз мог любой, даже сдавший все тесты на 1 балл. Таким образом, ограничения по низшему баллу были сняты ради роста количества студентов-платников.

За пределами роста. Эффективные решения

Зачем же Министерство образования раздувает объём обучающихся ценой снижения планки минимально допустимого балла, что ставит под сомнение квалификацию будущего специалиста? Можно предположить, что причиной набора в вузы абитуриентов с таким низким уровнем баллов (при том, что проходные баллы на бюджетные места с каждым годом становятся всё выше) является демографическая ситуация. Если в 1998 году в первый класс пошло 174 000 детей, то с 2001 по 2006 (поколение, которое будет поступать в университет в ближайшую пятилетку) количество первоклашек сократилось с 102 000 до 90 000. Таким образом, целевая аудитория, имеющая спрос на платную услугу в виде высшего образования, сократилась в два раза.

Однако Программой по развитию платных образовательных услуг, о которой шла речь выше, предусмотрены варианты, способные компенсировать сокращение прибылей от основного источника внебюджетных доходов – высшего платного образования.

Например, источником нового вида доходов стали отдельные образовательные процедуры. В 2007 году было разработана законодательная база для взимания платы за академические задолженности (данная система практикуется уже в большинстве университетов). В отличие от Украины, где попытка введения подобной меры (наряду с другими поправками в образовательное законодательство) привела к мощной волне студенческих протестов в 2010 году, ставших препятствием для принятия нового Закона об образовании, в Беларуси подобный шаг не вызвал ни общественного резонанса, ни возмущения самих студентов.

Также в плане мероприятий по развитию платных образовательных услуг можно увидеть пункт, выполненный в указанную пятилетку только наполовину: «Расширение платных услуг по подготовке специалистов по заочной форме обучения в учреждениях, обеспечивающих получение высшего и среднего специального образования». Из-за большей социальной востребованности высшего образования граждане Республики Беларусь предпочитали получать на платной основе именно его.

Экспорт образовательных услуг хоть и увеличился с 2006 года (в 2006 году в вузах государственной формы собственности всего обучалось 2458 иностранных граждан, а в 2010 только на первый курс было принято 2427 студентов-иностранцев), но, тем не менее, в 2010 году они составили лишь 3,6% от всех студентов, принятых в государственные вузы на платное отделение.

Ещё одним способом увеличения прибыли от образовательных услуг стало введение типовых программ – этот инструмент был применен ко всем уровням образования, кроме дошкольного. В типовых планах заложено минимальное количество часов по предмету. Изучать в школе иностранный язык или, например, физику больше одного академического часа в неделю учащимся предлагается за дополнительную плату. В программах вузов тоже было резко сокращено количество часов, предназначенных для изучения иностранного языка, и созданы платные факультативы.

Принятие Кодекса об образовании стало завершающим этапом подготовки к резкому уменьшению количества абитуриентов, связанному с демографическим спадом. В соответствии с его положениями, учреждение образования имеет право «осуществлять приносящую доходы деятельность», и в то же время учреждениям образования запрещается «устанавливать нормативы по приносящей доходы деятельности».

Кодексом предусматривается установление связи между законодательством в области образования и программами социальной защиты. Однако и этот момент приводит к тому, что коммерциализация высшего образования углубляется. Льготные кредиты на получение первого высшего образования являются не столько помощью социально незащищенным слоям населения, сколько стимулируют спрос на платные образовательные услуги. А перспектива автоматизированной подачи заявлений для поступления ставит под угрозу те льготные условия приёма, которые декларируются в Кодексе. По заявлению министра образования, на первом этапе подачи заявлений льготы не будут учитываться, и только после зачисления будет приниматься решение о предоставлении учащемуся скидки (а не бюджетного места) в соответствии с причитающимися ему льготами.

Странно было бы услышать от чиновников системы образования о курсе на сокращение бюджетных мест. Тем не менее, похоже, что именно о нём свидетельствуют два противоречивых факта: введение минимального проходного балла по профильным предметам (20 баллов, что выше, чем существовавший до отмены минимального проходного балла уровень в 15 баллов); и выдача с 2011 года сертификата по ЦТ тем, кто набрал 1 балл. Выдача сертификата с наименьшим положительным результатом, по словам сотрудников РИКЗа, будет способствовать участию в конкурсе большего количества абитуриентов. С одной стороны это не позволит поступать людям, набравшим меньше 20 баллов, на бюджетные места по специальности, где нет конкурса. С другой стороны, наличие сертификата (с каким бы то ни было баллом) сохранит возможность для поступления студентов на эти специальности на платной основе.

Коммерциализация системы образования проходит без информирования граждан о сути происходящих процессов. Постепенно и методично принимаются законы о лицензировании новых образовательных видов деятельности, которые позволят вскоре использовать образовательные учреждения как плацдармы для пополнения бюджета. Как же можно организовать сопротивление этим процессам? Следить за изменениями в области образования, присоединяться к проекту мониторинга «Открытые данные для Беларуси». И не доверять словам чиновников, которые, не разбираясь в экономических терминах, после сообщения о рентабельности образовательных услуг в 5%, говорят, что студент вуза платит всего 5% от полной стоимости обучения.

Лина Медведева

3 Comments

  1. Anna 27/12/2011 at 15:29 -  Ответить

    Что интересно, в БГУ расчет такой: 1 препод на 6 студентов-бюджетников или на 11 платников (абсурд и с первого взгляда, и со второго). На днях снова снизили долю бюджетных мест: к примеру, если было 15 бюджетных мест из 45 в группе, то теперь 10-12. Прогресс!

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


+ 4 = семь

Каталог TUT.BY